Ольга Галбмиллион-Бахталовская. А Вы бы продали своих детей, как она?

Ольга Галбмиллион-Бахталовская уже который месяц не сходит с первых полос украинской прессы. Более беспринципной и подлой девы еще поискать… Продав детей за возможность вести красивую жизнь, Ольга Галбмиллион-Бахталовская сбежала из Украины.

Теперь она обвиняет вчерашних друзей, органы опеки и суды в том, что их всех «купили». У психологов такое называется «проекция» – это когда в собственных грязных делах обвиняют других.

Дети – это ценный товар

У этой дурно пахнущей истории об издевательствах над малолетними детьми могло быть очень печальное продолжение, если бы в дело не вмешался суд. К счастью, отец Дэвида и Марка – украинский бизнесмен Дмитрий Галбмиллион сумел защитить сыновей от издевательств и побоев со стороны матери Ольги, «профессиональные успехи» которой сводятся к рейдам по ночным клубам и ресторанам.

Бывшие супруги давно не вместе, и единственное, что связывает их – это дети. Старшему, Дэвиду — десять, младшему, Марку – четыре. И они до решения суда, поставившего на этом триллере точку, фактически были в статусе заложников собственной матери.

Если есть заложники, значит, должны быть требования со стороны того, кто их удерживает? Так и есть. С самого рождения детей Ольга использовала их как рычаг давления на мужа, получая все что пожелает.

Собственно, эта история, если совсем вкратце, началась с того, как Ольга попыталась расплатиться благополучием детей за возможность иметь все больше и больше денег, загулов, статусных вещей и прочей мишуры. Это история о том, как она очень быстро потеряла меру в своих притязаниях, даже не задумываясь, какие страдания причиняет своим детям. И эта история о том, как она вовлекала в свою бурную и разрушительную деятельность все больше и больше вчерашних друзей и подруг, подставляя их, создавая им проблемы и нанося ущерб их репутации. Заканчивается эта история истеричными обвинениями во все стороны, что «все куплены». И, одновременно, навязчивыми призывами со стороны Ольги сыграть на ее стороне в игре, где ее целью стали деньги, а ставкой – дети.

 

Гений манипуляции и другие впечатления друзей

В подобных ситуациях, если мать не предпринимает в отношении детей физического насилия (моральное – кто его видит?), общественное мнение чаще всего на ее стороне.

Но в данной ситуации, во-первых, уж слишком много людей имели несчастье явственно видеть отношение Ольги к детям и ее насильственные действия в адрес сыновей. А во-вторых, стоило людям узнать Ольгу поближе, они начинали понимать, что именно она является источником конфликта и всех проблем. «Энергетический вампир», «садистка и лицемерка», «мастер перевоплощения», «опытный манипулятор» — вот лишь некоторые из характеристик, которыми награждают Ольгу люди, хорошо ее знающие.

Причем многие из этих людей – те, кого она прежде называла своими друзьями.

«Она умеет производить хорошее впечатление на людей, если надо – даже может пустить слезу, чтобы разжалобить собеседника,

— рассказывают об Ольге ее знакомые. – Но не стоит доверять ее приемам: вот она плачет, жалуясь на свою жизнь, а через час уже весело отплясывает в ночном клубе.

 

Королева праздных тусовок

Как утверждают общие знакомые, в жизни Ольги слишком много места занимали тусовки, вечеринки и регулярные алкогольные марафоны, которые нередко заканчивались под утро. Естественно, такой режим мало совместим с заботой о детях, поэтому все обязанности, связанные с их воспитанием она переложила на трех нянь, работу которых оплачивал Дмитрий. Супруг неоднократно пытался изменить эту ситуацию, но каждый раз сталкивался с категоричными отказами жены пересмотреть свои взгляды и отношение к детям.

Дети вообще мало интересовали Ольгу – она изначально отказалась рожать естественным путем, ни дня не кормила детей грудью, чтобы, по ее словам, «не испортить фигуру». Более того, когда однажды у полугодовалого Марка первый раз в жизни поднялась высокая температура, его мать уехала на тусоваться, так и не дождавшись приезда скорой помощи. Бывали случаи и более шокирующие…

 

Не-мамины сыночки

Постоянные конфликты Ольги с нянями, нецензурная брань в их адрес в присутствии детей, часто приводили к тому, что няни, к которым успели привязаться мальчики, отказывались продолжать работу. «Мой ребенок – что хочу то и делаю!» — вот то, что няни слышали каждый день. Именно этой фразой Ольга зачастую оправдывала халатность в воспитании.

«Несколько раз при мне Ольга била Дэвида по лицу только за то, что тот отказывался есть. А когда я пыталась ее остановить, закатила истерику, заявив: меня мама в детстве еще сильнее лупасила!»

— до сих пор с дрожью в голосе вспоминает няня детей.

Естественно, эти и другие случаи не могли не отразиться на психике детей. Как утверждает педиатр, наблюдающий за Дэвидом и Марком практически с их рождения, после общения с матерью дети часто находились в состоянии психоэмоционального возбуждения, которое требовало медикаментозного вмешательства и успокоительных мер. Причиной этому служили частые нервные срывы со стороны Ольги, жертвами которых становились мальчики.

Она могла надолго оставить детей одних, нередко угрожала им, без причины срывалась на них, а также порою заявлялась к ним в неадекватно пьяном состоянии.

Когда Марку было полтора года, Ольга решила устроить ему «сюрприз», поставив салютную установку прямо возле крыльца. Из-за оглушительных вспышек у ребенка началась истерика, но мать заставила его смотреть на салют, не позволив вернуться в дом. В результате у мальчика появился нервный тик, он начал испытывать проблемы со сном и до сих пор боится грозы…

«Мама всегда чем-то недовольна, на всех орет…»

— признается Дэвид и добавляет:

«Она била по голове, по лицу била… Только за то, что я пытался ее разбудить, чтобы она приготовила мне кушать перед школой»

. Разумеется, о какой еде для ребенка может идти речь, если мама час назад заявилась из ночного клуба. Не чувствующие связи с родной матерью, дети с каждым днем все больше отдалялись от нее…

Тот факт, что до замужества она длительное время употребляла наркотики, вследствие чего проходила лечение в психоневрологической клинике, Ольга, естественно, скрыла от своего супруга.

 «Как сделать так, чтобы больше к ней не ходить?»

— этот вопрос Дэвид часто задавал няне, после развода родителей в 2013 году. С тех пор он по возможности пытается избегать встреч с матерью, предпочитая общение по телефону, которое тоже нередко заканчивалось скандалом. Нежелание подвергать себя очередному стрессу от общения с биологической матерью стало причиной обидного прозвища «гаденыш», которым Ольга называла собственного сына.

В июне 2015 года после очередного конфликта, который Ольга устроила в присутствии детей, Дмитрий был вынужден обратиться в милицию. После того, как с Дэвидом на базе «зеленой комнаты» милиции провел работу психолог, он пришел к неутешительным выводам. По его словам, образ матери ассоциируется у мальчика со злостью и агрессией, Дэвид откровенно боится ее, а на возможность проживания с матерью реагирует со страхом и слезами.

Также выяснилось, что мать неоднократно применяла к нему физические наказания – например, могла с силой толкнуть его или даже ударить об пол головой, а также не раз запирала малыша в туалете, чтобы наказать за проступок.

В сентябре 2015 года специалисты клиники «Охматдет» диагностировали у Дэвида состояние психоэмоционального возбуждения и проблемы со сном, вызванные агрессией со стороны матери. Мальчику пришлось пройти лечение у психолога и невролога, а также принимать успокаивающие препараты. Звучит жутко? Но, к сожалению, это еще не все.

После очередного общения с матерью восьмилетний Дэвид оказался в клинике «Борис» с диагнозом «острая реакция на стресс». Во время беседы с сотрудниками службы по делам детей мальчик заявил, что не желает больше видеться с матерью, которая унижает и бьет его.

«Когда я показывал мальчику фотографию его матери, он напрягался, словно кто-то замахнулся на него, чтобы ударить,

— сообщает психолог, работавший с Дэвидом. – Это мышечная реакция, которую сложно симулировать – тем более, если речь идет о маленьком ребенке.

«Ольга постоянно требовала (пока жила с детьми) чтоб Дэвид дал ей стричь ногти. Ребенок страшно не хотел, вырывался и плакал, так как она всегда обрезала так глубоко что шла кровь и болели пальчики, — рассказывала няня детей. — И сколько ее ни просили так не делать или не делать этого вообще — она ни в какую. Мы старались, чтобы у него всегда были ногти пострижены, и чтобы мама случайно не начала стричь. Это просто садизм, она получала от этого удовольствие»

Если няня пыталась увещевать Ольгу не бить и не кричать на детей, та говорила: «Закройте рот, это мой ребенок и я сама знаю, как его воспитывать».

Однажды перед Новым годом отец подарил Дэвиду телефон. Это был первый телефон мальчика, и он не выпускал из рук отцовский подарок. Тогда Ольга Новый год отмечала дома с подружками и каким-то образом разбила свой собственный телефон в ту ночь. Она забрала у Дэвида подарок отца, вставила свою карточку и веселилась с подружками. Ребенок проплакал всю ночь у себя в комнате и потом сказал отцу, что эту ночь ей никогда не простит. Отец тогда понял, что оставлять ей детей нельзя и необходимо сделать так, чтобы они не подвергались моральному и физическому насилию.

 

Все куплены?

Понимая, что с потерей влияния на детей, она рискует лишиться и денег бывшего супруга, Ольга решила прибегнуть к открытому шантажу. «Для нее собственные дети – это просто возможность заработка, как бы цинично это ни звучало, — говорит одна из подруг Ольги, теперь уже бывшая. – Удачно выйдя замуж, она получила все и сразу, а теперь не готова была от этого отказываться.

Ольга не особо скрывала своих корыстных мотивов даже в общении с опекунскими органами. Вот, например, выдержка из официального документа: «22.10.2015 г. Вывод о целесообразности лишения родительских прав Службы по делам детей Соломенского района: На заседании Комиссии (согласно протоколу) Галбимллион-Бахталовская вместо доказывания перед комиссией выполнения ею своих родительских обязанностей, пыталась решить свои имущественные вопросы и постоянно говорила комиссии о деньгах».

Стремясь оградить своих детей от постоянного стресса, связанного с контактами с матерью, Дмитрий решил оставить детей у себя. Приняв во внимание все эти обстоятельства, органы опеки посчитали целесообразным оставить детей с отцом.

Взамен Галбмиллион-Бахталовская потребовала — ювелирный магазин в частной собственности с товаром на крупную сумму в центре города, дом с участком земли в городе, двухкомнатную квартиру с ремонтом в новостройке и элитное авто, а также ежемесячную круглую сумму в валюте на 20 лет вперёд. Получив это все от бывшего мужа, Ольга фактически обменяла собственных детей на материальные блага, а попросту продала. Но теперь обвиняет всех вокруг – вчерашних друзей, которых продолжает втягивать в конфликт, — в том, что они «куплены».

 

Однако, Ольга не успокаивалась и после развода. Шантажируя и требуя все больше и больше денег, она не уставала обвинять всех вокруг, что «все куплено». Например, 12 декбря 2014 года Протоколом № 12 заседания попечительского совета Вышгородского городского совета было установлено, что мать грубо ведет себя в присутствии детей. Реакция Ольги? «Все куплено»!

Она кричит на каждом углу, что «все куплено», она не останавливается в издевательствах над детьми – как следствие, 9 февраля 2015 г Вышгородское РО ГУ МВД издает документ – выводы о том, что мать пренебрегает установленным часам встречи с детьми, настраивает детей против отца. Реакция со стороны Ольги? Снова «Все куплено!» И одновременно очередные требования денег-денег-денег.

У детей стресс, приходится обращаться за помощью к профессиональным психологам. 23 июня 2015 г. психолог Л. Гридковец (кандидат психологических наук по специальности педагогическая и возрастная психология) подписывает «Выводы о ходе психологической работе с ребенком на базе «Зеленая комната»». В документе указано, что  мать совершала физическое и психологическое насилие над ребенком. В заключении отмечается, что

«образ матери, Галбмиллион-Бахталовской Ольги Анатольевны, ассоциируется у ребенка со страхом и слезами, ребенок чувствует себя комфортно при отсутствии каких-либо коммуникаций с Ольгой Галбмиллион-Бахталовской.

Ребенок чувствовал неоднократные проявления физического насилия со стороны матери. В частности, в наказании мать, согласно воспоминаниям ребенка, неоднократно использовала физическое насилие. Это выражалось в том, что Ольга сильно толкала ребнка на пол и яростно била его. Дэвид отмечает, что неоднократно в качестве наказания его закрывали в туалете. Мать, согласно воспоминаниям ребенка, очень трудно просыпается с утра, и поэтому всегда находится в состоянии агрессии, когда Дэвид собирается в школу. По мнению мальчика, ее раздражает то, что она им занимается вместо отдыха. При этом мать НЕ провожает ребенка в школу.

Ребенок тоже «куплен»? Точно! Именно так утверждает Ольга Галбмиллион-Бахталовская – «Все куплены!». И продолжает требовать денег-денег-денег от бывшего мужа.

 

Вот лишь небольшие фрагменты из решения суда, в полной мере характеризующие Галбмиллион-Бахталовскую:

 

Відповідач Ольга Галбмілліон з народження дітей відмовилась займатись їх вихованням. Під час спільного проживання обслуговуючий персонал скаржився, що вона покидає дітей на тривалий час, вживає алкогольні напої у їх присутності, проявляє агресію до дітей та погано впливає на них своєю поведінкою. Відповідач інтересу до дітей не проявляє, не бере участі в їх вихованні, не піклується про їх фізичний, духовний та моральний розвиток. При зустрічах з дітьми вона поводить себе агресивно, застосовує до них фізичний та психологічний тиск, що неодноразово фіксувалось правоохоронними органами. Разом із цим вона систематично шантажує Дмитра Галбмілліона та вимагає грошових коштів за припинення судових позовів щодо дітей за грошову винагороду.

 

Наведене свідчить про те, що відповідач самоусунулася від виконання нею батьківських обов’язків по вихованню дітей. У нього на сьогодні є реальні підстави побоюватись, що для здоров’я дітей, як фізичного так і психічного, байдужість матері та її відношення до дітей, ухилення від виконання нею батьківських обов’язків починає створювати невідворотні наслідки.

 

За результатами проведеної роботи психологом зроблені наступні висновки, зокрема: дії Галбмілліон О.А. призвели до втрати її дітьми (Галбмілліоном Д. Д. та Галбмілліоном М. Д.) почуття психологічного комфорту та благополуччя (стану суб’єктивного благополуччя); останні зазнавали з боку матері фізичного і психологічного насильства. За таких умов матір фактично стала для власних дітей емоційно недоступною і тому виконання нею батьківських функцій є неможливим; дії матері з точки зору впливу на психічний стан Галбмілліона Д.Д. та Галбмілліона М.Д. можуть бути кваліфіковані як жорстоке психологічне поводження.

 

Галбмілліон Д.Д. та Галбмілліон М.Д. виявляють специфічні психологічні особливості у ставленні до своєї матері через неузгодженість їхніх психологічних потреб, неспівпадання та взаємовиключеність способів їх задоволення; поведінка та висловлювання матері — Галбмілліон О.А. в ситуаціях взаємодії з дітьми спричиняє виникнення у дітей психологічного стресу, довготривалий перебіг якого призвів до того, що матір фактично стала для дітей емоційно недоступною і, відповідно, виконання нею батьківських функцій стосовно Галбмілліона Д.Д. та Галбмілліона М.Д. – неможливим.

 

Крім цього, при перегляді справи в апеляційному порядку в суді апеляційної інстанції відповідач Галбмілліон О. А. підтвердила факт, що з часу народження зазначених дітей вона фактично не займалася їх вихованням, оскільки у дітей були няні. Також вона не змогла пояснити причину залишення нею дитини Галбмілліона М.Д., 20 червня 2012 року, коли останньому вмповнився лише один рік, з батьком.

 

Отже, ухвалюючи рішення про задоволення позовних вимог, суд першої інстанції, з висновками якого погодився апеляційний суд, виходив із того, що відповідач Галбміілліон О. А. ухиляється від виконання своїх обов’язків, щодо виховання дітей, тому позбавлення батьківських прав відповідача щодо її малолітніх синів відповідатиме їх інтересам.

 

Законным финалом стало решение суда:

 

Касаційну скаргу Галбмілліон Ольги Анатоліївни відхлити. Рішення Солом’янського районного суду м. Києва від 20 листопада 2015 та ухвалу апеляційного суду м. Києва від 24 грудня 2015 року залишити без змін. Ухвала оскарженню не підлягає.

 

Последний предел

 

Однако, и это оказалось не пределом для «Мисс — все куплены!» С недавних пор, ситуация для Галбмиллион-Бахталовской значительно усугубилась, когда в деле о покушении на ее бывшего супруга открылся ряд странных совпадений:

 

  • покушение на Д. Галбмиллиона (произошло 24 июня 2016 г. в Черкасской обл.) было совершено ровно после того, как Ольга Галбмиллион-Бахталовская покинула страну, улетев в Майами
  • следствием установлено, что в Д. Галбмиллиона стреляли из оружия 12 калибра (именно такое оружие зарегистрировано на О. Галбмиллион-Бахталовскую): 

     

  • автомобиль Ольги видели в день покушения недалеко от Канева

 

Не слишком ли много совпадений? И кому, все-таки, было выгодно избавиться от Д. Галбмиллиона?

 

Эти вопросы остаются без ответа, хотя ответ, для знающих эту семью —  очевиден.

 

Однако и это еще не финал истории.

 

Теперь, уже из Майами (США) Галбмиллион-Бахталовская терроризирует своих украинских подруг и друзей требованиями принять участие в конфликте на ее стороне. Ольга рассказывает всем, что многочисленные суды «куплены», что «куплены» органы опеки, «куплена» полиция и даже «куплены» те ее вчерашние друзья и подруги, кто принял решение исключить этот источник неприятностей из своей жизни.

А вот так выглядит «многострадальная мать, скучающая по детям»

Ольга Галбмиллион

К сожалению, для детей, а также для киевских знакомых Ольги, в истории поставлена точка с запятой, а не точка. Угрозы и требования из-за океана продолжаются. Она готова подогревать скандал за счет своих вчерашних друзей, без всякой жалости бросая в топку конфликта их репутации и интересы.

Сохранить

Сохранить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *